Напряжение продолжается. Часть 20

Да, цифры производства металла теперь значительно превышали соответствующие цифры 1921 года. К концу отчетного года южная металлургия переживала определенный подъем.

Так или иначе, иногда с опозданием, но обещанные ассигнования «Югостали» выделялись. И слово, данное Межлауком от имени трудящихся объединения, было выполнено даже досрочно. 10 миллионов пудов металла было выпущено за 9 месяцев и отгружено для нужд республики.

Однако инвестиций хватило лишь до 1923 года. Макеевский завод, работавший кое-как и в годы революции, и в годы гражданской войны, настолько износил свои основные фонды, что тех мизерных вложений, на которое было способно молодое советское правительство, хватило на поддержание некоего подобия технологии в течение немногим более года, после чего завод был вынужденно законсервирован.

Но консервация не означала, что предприятие полностью остановилось в ожидании лучших времен. Нет, работы продолжались. Проводились субботники, монтировалось оборудование, готовились к пуску агрегаты. В июле 1923 года началась частичная прокатка мелкосортного железа из старых запасов болванок, пустили даже одну мартеновскую печь.

Руководство завода 1924-1925 гг. В первом ряду четвертый справа - главный инженер завода И.П.Бардин

Руководство завода 1924-1925 гг. В первом ряду четвертый справа - главный инженер завода И.П.Бардин

Это временное оживление мартеновского и мелкосортного цехов продолжалось до декабря 1923 года. А в 1924 году началось быстрое развертывание работ в других производственных цехах. Уже в начале 1925 года большинство производственных агрегатов завода работали полным ходом. К концу 1924/25 операционного года мартеновский цех уже работал с полной нагрузкой, имея пять печей в работе и одну в резерве.

Мелкосортный приблизился к максимальной нагрузке. Будущий известный ученый академик И. П. Бардин, назначенный тогда главным инженером завода, в Москве получил указание: никаких доменных печей в Макеевке пускать не следует. Нужно ввести в действие лишь прокатные цехи, электростанцию и мартены.

Это было связано с неудачами в пусках доменных печей, которые то и дело останавливались из-за недостатка угля для коксования. Но вопреки этим указаниям Бардин исподволь стал готовить к пуску и доменную печь. Тем более что его решение поддерживало и руководство «Югостали», Донецка и Макеевки.

И в ноябре 1924 года домну зажгли. Москва разразилась угрозами выговоров, но победителей ведь не судят, поэтому оттуда стали уже торопить с пуском еще двух домен. Мало того, в мае 1925 года группа трудящихся завода, отличившихся на восстановительных работах, была награждена орденами Трудового Красного Знамени Украинской республики.

Авторы: Николай Хапланов, Елизавета Хапланова

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: