Давшие клятву Гиппократа. Часть 8

Как и следовало ожидать, из этой затеи ничего не вышло. На прошении появилась резолюция: «Разрешить исключительно с целями научного характера». Но общественные устремления Горбачева и его коллег проявляются в этом прошении достаточно точно.

Самоотверженно трудились медики рудничной больницы во время несчастных случаев на шахтах. В 1898 году на шахте «Иван» произошел взрыв гремучего газа метана, в 1905 году на ней же вновь произошла катастрофа: при взрыве газа погибли 100 и пострадали 200 горняков. Подобная катастрофа случилась и в 1912 году на шахте «Италия» (ныне - «Горняк-95»). При взрыве газа погибли 56 человек, были разрушены горные выработки, уничтожены почти все лошади, находившиеся под землей. В отчете горного департамента о действиях медиков говорилось следующее:

«Через полчаса, после получения извещения о взрыве, на шахту прибыл доктор Горбачев, а затем еще четыре врача Русско-Донецкого общества и больницы макеевских заводов. К этому времени через наклонную шахту Берестовского пласта стали выдавать рабочих с легкими ожогами и в состоянии легкой асфиксии (удушья).

Для доставки пострадавших в больницу служили две приспособленные для перевозки кареты, в больнице было все готово для приема пострадавших. Тотчас по получении возможности спуска через вентиляционную шахту туда был отправлен фельдшер, а через некоторое время и врач, которые занялись там подачей помощи пострадавшим при взрыве и спасателям, отравившимся газами. Всего в больницу было доставлено 23 человека, 19 из них удалось спасти».

Порядки, установленные Горбачевым, образцовое обслуживание населения, чуткое отношение к больным по праву сделали рудбольницу лучшей в горнопромышленном районе. Она служила примером для организованных позже рудничных больниц Екатериновского и Франко-Русского обществ.

Даже ведение учета посещаемости больницы в те годы вызывает буквально восхищение. На всех шахтах и предприятиях рабочие получали на руки «Врачебную карточку», намного лучше оформленную, чем нынешние. В ней четко вписывались не только данные о болезни человека и рекомендации по лечению, не только дата посещения амбулатории, но даже время с часами и минутами.

В городском музее Макеевки хранятся две такие карточки, выданные в 1915 году на имя рабочих Русского Горного и металлургического «Униона» Андрея Кузьмича Егупова и Никиты Герасимовича Гладких. По записям в них сегодня можно узнать, с чем обращались к медикам в те годы шахтеры и металлурги Макеевки. Правда, почерк медиков уже тогда был так же неразборчив, как и у наших современников. И тогда и сейчас понять что-либо в них можно только с помощью дешифровальщиков. Но это к слову.

Уже накануне революции 1917 года рудничная больница была немалым по тому времени медицинским учреждением: в пяти зданиях располагались четыре отделения, в которых работали шесть врачей, средний и младший медперсонал из 50 человек. Больница имела уже 90 коек. В том году, проработав главным врачом 31 год, Гавриил Евгеньевич оставил свой пост, но продолжал заведовать хирургическим отделением.

Умер Гавриил Евгеньевич Горбачев в июне 1924 года, заразившись во время операции рабочего с гнойным плевритом. Он сам поставил себе диагноз - заражение крови. Диагноз подтвердился. На могилу врача больные возложили венок с надписью: «Незабвенной памяти дорогого доктора Гавриила Евгеньевича Горбачева».

«Светя другим, сгораю сам», - такую надпись под горящей свечой предлагали на конкурсе врачебных эмблем более трех веков назад. Под этим девизом жил и трудился первый Доктор макеевской рудничной больницы Гавриил Евгеньевич Горбачев...

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: