Становление гиганта

Промышленное производство... Сегодня каждому понятны эти слова и объяснять, что это такое, нет никакой надобности. Понятие это нынче буквально вошло в наш быт, употребляется и в официальных документах, и в бытовом разговоре. Стало своеобразной лексической идиомой. А в XVIII-XIX веках? Знал ли эти слова мужик из Макеевой слободы, Землянок, Ясиновки, Нижней Крынки? Навряд ли ему было понятно даже само слово «промышленность».

Урожай, пахота, сев, уборка, подвода, упряжка, ярмо, зерно, лошади, волы... Это понятно, это повторяется изо дня в день, из года в год. А промышленность... Скажи ему в ту пору это слово, покачает головой, пожмет плечами и удивится: что это еще за чертовщина такая?

И все-таки именно он, мужик, стоял у  истоков будущей промышленности не только Донбасса, но и на всех просторах земли – и в России, и в Америке, и по всему миру, хотя, конечно, он и не сознавал этого. Жил, работал на земле-матушке, растил многочисленное потомство, мастерил по хозяйству. Из дерева вырезал ложки, из кожи и дерева изготавливал хомуты, из камня выдалбливал катки для молотьбы и корыта - поилки для скота (они еще и сегодня сохранились в некоторых дворах села Макеевка)...

Первым признаком чего-то промышленного стали сельские кузницы, шорные мастерские, ветряные, а позже и паровые мельницы. Ветряных в слободе Макеевка было в свое время целых десять. На восточной стороне села они принадлежали братьям Никифору и Харитону Безруковым, Кондрату Ковалеву, Онофрию Мачуле, шесть других на западной стороне – братьям Якову и Герасиму Сенниковым, братьям Матвею и Роману Лазаревым, Ивану Андрющенко и Федору Славскому.

Были в селе и две водяные мельницы. Одна, что на речке Грузской, принадлежала тому же зажиточному крестьянину Онофрию Мачуле, вторая находилась в десяти километрах от села, там, где сейчас поселок Холодная Балка, и принадлежала Ивану Сенникову.

Владелец ветряной и водяной мельниц Онофрий Мачула имел, кроме того, маслобойню и свою сукновальню. Позже все это досталось в наследство его сыновьям. Ветряк – Василию, водяная – Егору, а маслобойня и сукновальня - Оверьяну. Кстати, маслобоен в селе было еще три, тоже принадлежавшие богатым крестьянам.

А кузниц в Макеевке было целых 15. Вот имена их владельцев: Иван Горбань, Василий Коренев, Мефодий Горбань, Иван Хрюкалов, Дмитрий Хрюкалов, Тихон Ковалев, Гурий Сухин, Ефим Патана, Терентий Славский, Яков Шеремет, Игнат Сушко, Емельян Приходько, Андрей Приходько, Петр Славский. Так много кузниц и все были при деле, ибо и серпы и косы ковали, и коней подковывали.

Подковывали даже тех быков, на которых в зимний период, в гололед возами возили хлеб в Таганрог или привозили из Амвросиевки спирт для Дронова, который изготавливал из него водку и продавал по 37 копеек за кварту (700 граммов).

Были в селе и колесники Аврам Дрей, Афанасий Андрющенко, Егор Лысенко, делавшие деревянные колеса для возов, бричек, линеек, бедарок. Со временем, когда появился поселок Дмитриевка, там возникли кустарные мастерские, принадлежавшие частному владельцу Заболотнему. В них уже изготавливались сами брички, сани, тачанки, дроги, линейки, даже фаэтоны.

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: