Уголь будущего: над пропастью проблем

Авария, остановившая работу самой результативной в Макеевке шахты им. Бажанова, без сомнений, войдет в учебники по горному делу из-за своей неординарности и исключительности. Наверное, будут сделаны соответствующие выводы специалистами, которые позволят избежать таких трагических ситуаций впредь. Но это в будущем. А в настоящем вот уже несколько недель кряду последствия аварии не только изучают, но и устраняют шахтопроходчики ШСК «Донецкшахтопроходка», применяя наработанный опыт, тренированную неординарными ситуациями интуицию, коллективную смекалку.

Любая экстремальная ситуация в какой-то мере производит эффект увеличительного стекла, через призму которого видны слабые и сильные стороны той или иной проблемы. Июльская авария на шахте им. Бажанова категорическим черным цветом обозначила целый спектр вопросов, характерных для угольной промышленности.

Деньги, зарытые в землю?

Один из таких вопросов  обозначился буквально в первые трагические минуты – брошенное строительство нового ствола.

Новый стволБолее четырех лет назад в сложных дискуссиях, принципиальных спорах, скрупулезном взвешивании всех «за» и «против» в высоких кабинетах было принято решение о строительстве на шахте им. Бажанова нового ствола. Для вентиляции подземного пространства, сокращения транспортных цепочек, доставки материалов, улучшения условий труда шахтеров.

Все эти годы стройка велась, но в очень вялотекущем режиме только по одной причине – недостаточного финансирования. Генеральным подрядчиком выступал трест «Макеевуглестрой», субподрядчиком, выполняющим основной объем работ, – трест «Донецк-шахтопроходка» (председатель правления Евгений Новик).

Практически 15 миллионов гривен вложено в эту стройку. Этих денег хватило лишь на то, чтобы выполнить работы по водоподавлению и пройти 40 метров верхней части ствола. О серьезности намерений шахтостроителей свидетельствует уникальный по нынешним временам факт: стройка началась по редко применяемому, но классическому правилу: с создания бытовых условий для рабочих - возведения административно-бытового комбината. Сегодня все это пока еще охраняется и сохраняется, но есть у объекта враг, от которого не защитит даже самая надежная охрана - время. Оно может без особых проблем все вложенные миллионы превратить в прах и пустить по ветру. Искать виновных в случившемся – напрасный труд. ГП «Макеевуголь», увы, без финансовой поддержки государства не найдет нужной суммы. Государство, в силу совершенно объективных причин, не может помочь средствами «Макеевуглю», а ведь шахта им. Бажанова интересна государству и запасами угля, и его качеством.

- Реальный  выход - привлечение инвестиций для развития шахты, - уверен исполняющий обязанности председателя правления треста «Донецкшахтопроходка» Виктор Левит, представляющий подрядчика, не только участвующего в строительстве нового ствола, но и ведущего работы по ликвидации аварии. Брошенный ствол шахты им. Бажанова - не единичный пример.

Всего в Украине насчитывается более 40 брошенных стволов и скважин большого диаметра.  И только государственно-частное партнерство, различные формы аренды и концессии могут стать решением проблем капитализации шахт, создания основных фондов.

Как положительный пример сотрудничества в рамках государственно-частного партнерства треста «Донецкшахтопроходка» и ПрАО «Донецксталь» является созданная мощная  производственная структура ШСК «Донецкшахтопроходка», позволяющая строить и реконструировать шахты.

Кто будет строить шахты завтра?

Можно ли было при наличии нового ствола без вреда для производства остановить аварийный ствол, произвести необходимый ремонт и избежать аварии, вопрос бессмысленный. Произошло то, что произошло. И действовать нужно не в фантазиях, а в реальных условиях. А они таковы, что шахтопроходчиков, способных справиться с поставленной задачей, во всей стране менее 200 человек.

И это вторая серьезная проблема.

- Деньги можно взять в банке, любое, даже самое современное, оборудование можно изготовить в Украине или купить за границей, а вот людей, способных профессионально осуществлять работу, нет,- констатирует Виктор Левит. - Мы не могли проигнорировать просьбу о помощи  коллег по отрасли и вынуждены были по согласованию с нашим инвестором ПрАО «Донецксталь» снять бригаду с прохождения ствола на шахтоуправлении «Покровское», чтобы произвести работы по ликвидации аварии на шахте им. Бажанова,  тем самым замедлив темпы прохождения нового ствола.

Нужно сказать, что, пока Министерством топлива и энергетики решается вопрос о финансировании восстановления копра, ПрАО «Донецксталь» (председатель наблюдательного совета Юрий Филатов) инвестирует средства в проведение аварийно-восстановительных работ. 

Работы ведутся бригадой Сергея Корзуна. Именно этот коллектив реанимировал львовскую шахту «Межеричанскую» после тушения на ней пожара засыпкой ствола глиной, песком и гипсом, именно эти ребята были командированы туда и за пять месяцев, с марта по август, справились с задачей, восстановив ствол и дав шахте возможность возобновить добычу.

К слову, из 5,5 миллиона гривен, которые были потрачены на восстановление львовской шахты, шахтопроходчиками получено 2,3 миллиона гривен. Таким образом, ШСК «Донецкшахто-проходка» на сегодня является кредитором ГП «Львовуголь».

- Эта бригада не только имеет опыт ликвидации последствий аварий, но и опыт рискованных работ, - говорит о своих подопечных главный инженер управления ШСК “Донецкшахтопроходка”  Виктор Ярошенко. - Профессия шахтопроходчик действительно особенная. Она не только физически тяжелая, а еще и требующая сноровки, смекалки, смелости, оправданного риска. Только к высоте человек психологически привыкает 5 лет. Мы же постоянно работаем над километровыми пропастями, которые представляют собой вертикальные стволы.

Кадровая политика по профессии шахтопроходчик по сути не ведется. Теряется связь поколений. И рады были бы обучать молодежь, да некого. А ведь по учебнику не выучишь все тонкости профессии. Они, наработанные, индивидуальные для каждой отдельно взятой ситуации, могут  передаваться только из рук в руки.

 Работа  на шахте им. Бажанова ведется планово. Только планы меняются по нескольку раз на день. Не потому, что ликвидаторы не знают, как правильно построить работу, а потому, что приходится работать практически на ощупь.

- Мы разобрали  завал над стволом и  на отметке -5 метров, уста-новив металлические перекрытия, создали площадку для проведения работ, - комментирует ход событий Виктор Ярошенко.

Нужно понимать, что все это происходило над открытым сечением ствола. То есть километр даже не пустоты, а пространства, заполненного опасностью. Разорванные канаты, зависшие глыбы бетона и металла. Без образности, работа в подвешенном состоянии.  И подвешенность эта совершенно непредсказуема.

- Скиповой ствол словно прошит канатами армировки, - продолжает Виктор Иванович. - Вследствие аварии армировка нарушена. Часть канатов разорвана, часть защемлена бетоном, металлом. Каждый из 29 канатов держит на себе груз, который завис на какой-то своей высоте. Как он себя поведет при извлечении, а именно эта задача перед нами и поставлена, не знает никто. Решения принимаются на месте. По каждому отдельному случаю. Как ликвидировать такие аварии, не рассказывает ни один учебник. Таких аварий в мировой практике не было. Потому-то и задания меняются в зависимости от ситуации.

Есть еще один момент, который нельзя не учитывать, – общая длина канатов 33 километра! Каждый из них весит в среднем 10 тонн, к тому же каждый держит груз, равный своему весу.

Извлечение каждого каната идет по индивидуальной программе. Технологии создаются на месте коллективно. Только практика и опыт становятся критерием истины. Рассказывать, как ведутся работы, бессмысленно. Образно описывая свою работу в данной ситуации, шахтопроходчики сравнили ее с детской игрой, в которой на плоскую поверхность высыпается коробка спичек горкой и разбирается по одной штучке, но так, чтобы горка не разрушилась. Только здесь не детский стол, а глубокий ствол. Да и горка вовсе не безобидна. Риск. На каждом шагу. Защита только в профессионализме.

Конечная задача ликвидаторов последствий аварии на данном этапе – восстановление скипового ствола в системе проветривания шахты. То есть после того как будут извлечены канаты (на сегодня из 29 канатов извлечены 9), на отметке
-5, где и работают шахтопроходчики, ствол будет перекрыт, засыпан глиной, чтобы исключить возможность подсоса воздуха, и  будет восстановлено проветривание - главное условие для проведения и развития работ под землей. Добавим сюда дополнительные, крайне опасные и трудоемкие работы по разборке всех завалов, извлечению щебня, ни много ни мало 600 кубометров, который в качестве подушки, для фиксации всех зависших в стволе грузов, засыпали в ствол шахтопроходчики. И только после этого начнется строительство фундамента для нового металлического скипового копра и восстановления функций ствола в полном объеме.

 Шахта им. Бажанова  должна работать, выдавать на-гора уголь, оставаясь кормилицей для тысяч семей. А шахтостроители, в свою очередь, должны не последствия аварий ликвидировать, а строить новые шахты. Тогда все в этой производственной связке будет логично.

Источник «Макеевский рабочий"

Комментарии (0)
Оставить комментарий
Контактные данные:
Комментарий:
[b] [i] [u] [url] [quote] [code] [img]   
:angry::0:confused::cheer:B):evil::silly::dry::lol::kiss::D:pinch::(:shock:
:X:side::):P:unsure::woohoo::huh::whistle:;):S:!::?::idea::arrow:
Проверочный код
Пожалуйста, введите проверочный код, который Вы видите на картинке (регистр значения не имеет).
 
Интересная информация? Поделись ей с другими: