Дорогами свершений. Часть 3

Иван Григорьевич Коробов, знатный макеевский обер-мастер, был дружен с Серго Орджоникидзе, о чем мы уже рассказывали ранее. О Коробове и его трех сыновьях, с честью продолживших династию металлургов, знал и Сталин. В 1934 году, когда Советский Союз вышел на первое место по производству чугуна, в Москве прошел съезд металлургов, на котором они делились своими успехами, обменивались опытом. Тогда и познакомил Орджоникидзе Коробова со Сталиным лично. «Иосиф Виссарионович крепко пожал Коробову руку. - Спасибо большое, товарищ Коробов, за то, что сами хорошо работаете и семью такую воспитали, что вы и сыновья ваши - доменщики настоящие» (А. Славутский «Поколение металлургов»).

Познакомиться с обер-мастером в 1935 году приезжал и писатель И.Э. Бабель во время Вседонецкого слета молодых писателей. Вот как описана эта встреча в книге Михаила Зорина «Чистый лист бумаги»: «Автобус мчится по Макеевскому шоссе. В Макеевке, на металлургическом заводе имени Кирова, работает мастером в доменном цехе знаменитый Иван Григорьевич Коробов. Едем к нему. Бабель расспрашивает о старшем Коробове, о его сыновьях, которые, как и отец, стали доменщиками.

Макеевский завод-гигант изумляет Бабеля. Он оглядывает его с площадки доменной печи. Внизу паровозы, ковши с расплавленной массой чугуна, ветер, дым, обжигающий аромат кипящего металла, гудки, грохот подъемников, облака газа над литейным двором. Люди в брезентовых куртках и широких брезентовых шлемах, в синеватых очках, приподнятых на лоб, сильные, улыбающиеся. Макеевка в декабрьском тумане, заснеженные терриконы, ветви железнодорожных и шоссейных дорог.

Рыжеусый, бронзоволицый, веселый, Иван Григорьевич Коробов рассказывает о работе доменщиков, вскользь – о своих сыновьях, Коробову представляют писателей здесь же, на площадке: Бабель, Олеша, Дмитрий Мирский, Перец Маркиш, Вилли Бредель, Беспощадный, Авдеенко...

Слыхал. - Коробов в распахнутой телогрейке, на шее цветной шарф, ушанка. - Беспощадный, Авдеенко - наши, донбасские.,. И Бабеля читал, про гражданскую войну, что ли?

Коробов приглашает писателей взглянуть, как варится чугун. По очереди подходят к «окошку» размером в медный пятак, долго вглядываются через синее стекло в огненную массу горна.

Чугун варить трудно? - Юрий Карлович Олеша поеживается под ветром.

Следить дюже надо, чтобы не переварить, - смеется Коробов, - или недоварить. Без «сала», без жирка должен быть. На чугуне свет стоит....

Немецкий писатель Вилли Вредель спрашивает, давно ли работает Коробов на заводе.

Пацаном пришел, мальчонком. - Он показывает рукой, мол, мал был ростом. - Батя горновым был. Вот здесь и я стараюсь... Теперь все по книгам, анализы, лаборатории, а раньше на глазок узнавали, хорош ли чугун. Немцы- то небось теперь чугун и сталь на войну варят? - обращается он к Вилли Вределю.

Вилли Вредель смущается, говорит что-то по-немецки, словно он в ответе за то, что происходит сегодня в гитлеровской Германии. Он говорит Коробову, что в Германии есть очень хорошие мастера на заводах, он видел в Гамбурге, Кёльне, Ростоке, Берлине.

У нас тут, правда, в Макеевке, больше французы были, но и немцы попадались. Башковито работали, зер гут, - соглашается он с Вилли Бределем.

Со стороны степи летит большая птица. Осторожно кружит в небе, застывает над заводом, разбросав большие крылья.

Что за птица? - спрашивает Бабель, протирая запотевшие очки. - Весьма любопытная картина...

- Орел, степной, донецкий, летит погреться в заводском дымку...

Писатели наблюдали пуск чугуна. Подошли составы, раздалась команда, пробурили летку, запахло едким дымом, искрящаяся, жаркая огненная струя, словно зверь, вырвалась из печи, тяжело бурля, падала в ковши.

В автобусе Бабель все еще продолжал расспрашивать о шахтах и заводах Донбасса, он весь под впечатлением только что увиденного...»

 

Да, привлекал наш город гостей. Макеевке было кем и чем гордиться. Об Иване Григорьевиче Коробове не раз писали газеты. В «Макеевском рабочем» первая информация о нем появилась 4 февраля 1932 года в статье под названием «Трехскиповая подача - изобретатель Коробов». В ней рассказывалось о рационализаторском предложении прославленного мастера, о том, что при его внедрении экономится 78 тысяч рублей. А 29 мая того же года в газете впервые появляется портрет, причем рисованный. На портрете - Иван Коробов: усы, фуражка, очень похож на Сталина. Под портретом надпись: «Организаторы побед в доменном цехе».
 
Действительно, Иван Григорьевич Коробов за 60 лет своей работы стал участником многих трудовых побед Макеевского завода. Он - автор многих уникальных изобретений и передовых методов работы. При этом был он с 1938 года и депутатом Верховного Совета УССР, а после войны избирался в Верховный Совет СССР. На все его хватало! Заслуги талантливого металлурга были по достоинству оценены. В 1934 году ему было присвоено звание лучшего ударника Советского Союза, и вручено Переходящее Красное знамя. Иван Григорьевич Коробов - кавалер трех орденов Ленина.
 
Однажды, когда Коробову вручили один из орденов, он взволнованно сказал: «Душевное рабочее спасибо нашей Коммунистической партии! ... А как мы оправдаем высокие правительственные награды? А? Мы, металлурги, к великой славе поднимаем наш Донецкий край! Металл будем давать стране. Ме-та-лл! - затем он повернулся ладом к президиуму. - Так в центральный комитет партии и передайте: металлурги Макеевки усилят борьбу за выпуск металла для мира на земле!»
 
Таков был знатный доменщик, первый обер-мастер Макеевки, славный металлург и человек Иван Григорьевич Коробов.

 

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: