Баллада о блюминге. Часть 6

24 апреля 1931 года на Ижорском машиностроительном заводе было закончено строительство первого в СССР и тринадцатого в мире блюминга. Тяжелый, напряженный, буквально героический труд многих людей завершился победой!

Ижорцы рапортовали о том, что с честью выполнили наказ партии: «Сегодня на два дня раньше срока, под умелым руководством парткома, завкома профсоюза и особого конструкторского бюро, нами был выпущен первый советский блюминг! С неослабной настойчивостью и упорством, руководимые своей партийной организацией, дрались ижорцы за каждую станину, за каждую деталь, за каждый грамм литья...» Затем они обратились к макеевчанам: «Товарищи макеевцы! Ответьте нам через ц.о. «Правду», готовы ли вы к его приему и пуску? Мы передаем заказ революции в ваши руми».

Вся страна восхищалась ижорским трудовым подвигом. Ведь за событиями на стройке все следили с таким же напряжением, как через годы, во время Великой Отечественной, следили за событиями на фронте. Вот как обратился к ижорцам замечательный большевик Сергей Миронович Киров, имя которого носит Макеевский завод: «Вашими большевистскими усилиями и настойчивостью одержана крупнейшая победа в деле индустриализации Советского Союза и освобождения нашей страны от иностранной зависимости».

И даже Горький Алексей Максимович говорил: «...Рабочие старинного Ижорского завода создали в условиях технически нищенских блюминг анафемских размеров, машину - вещь совершенно удивительную».

Ижорцы уже благословляли в дорогу свое детище, но макеевцы все-таки не могли его еще принять. В строительстве было серьезное отставание. К ижорцам приехал представитель металлургов Константин Федорович Водолазский с просьбой задержать отправку оборудования в Макеевку.

Блюминг все еще оставался на Ижорском заводе, безмолвно ожидая своего часа. Ожидая того момента, когда он «схватит сильными вращающимися валами-рольгангами пышущую жаром многотонную болванку, сожмет ее, и болванка помчится к рабочим валкам. Раскаленная сталь будет изгибаться в бешеном движении, скрежетать, рваться в сторону. Но тщетно! Валки схватят за голову золотую змею, вберут ее в себя и пошлют дальше. Так, переходя из валков в валки, сталь будет покорно сжиматься, пока последняя пара валков не выкинет ее из стана. И это уже будет не просто сталь, а рельс, по которому пойдут поезда, или тавровая балка, которая ляжет в основание новой мощной плотины...» (О.Л. Поздняков. «Ижорцы»).

О том, что первый блюминг будет установлен в Макеевке, было известно уже всей стране. А вот сколько преград и трудностей внутри завода, знали лишь те, кто находился непосредственно на месте, дышал с заводом одним воздухом, чей пульс бился в унисон с заводской техникой.

Монтаж блюминга 1932 год

Монтаж блюминга, 1932 год

Курировал эту стройку нарком тяжелой промышленности СССР Серго Орджоникидзе. Неоднократно он бывал в Макеевке, общался с рабочими, живо интересовался всем, что происходит на заводе.

 

А проблем было предостаточно: нехватка людей, техники, рабочих инструментов. И это при довольно ограниченных сроках. Но макеевцы не могли ударить в грязь лицом. На заводе делалось все для того, чтобы как можно быстрее преодолеть препятствия, принять блюминг и приступить к его монтажу. И вот место очищено от мусора, площадку выровняли. Но этого недостаточно. Надо рыть котлован. Делалось это с большими трудностями, вручную - грунт оказался каменистым.

 

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: