Первая пятилетка. Часть 5

 - 2 -

Конечно, пользу селу посланцы городов принесли огромную и неоценимую. Но нельзя умолчать и о негативных, даже трагических последствиях этой их деятельности. В селах, где началась коллективизация, они приняли прямое участие в преследовании наиболее зажиточных и трудолюбивых крестьян, опираясь на призыв партии «уничтожить кулачество как класс».
 
Раскулачивали, отбирая землю, домашний скот, жилье, все постройки, сельхозинвентарь, вплоть до одежды и обуви не только так называемых «мироедов», но и всех, кто не хотел вступать в колхозы, выступал против их создания. Попадали под этот пресс раскулачивания нередко и середняки, и даже бедняки, вызвавшие недовольство тех, кому была в селе доверена власть. Семьи раскулаченных – раздетые, разутые, без средств пропитания – ссылались в далекие районы страны, в основном в Сибирь. Тысячи и тысячи погибали в этом страшном пути от голода и холода.
 
Немало было раскулачено крестьян и в макеевских сельских поселках, в которых уж точно не было тех самых «мироедов». Были более или менее зажиточные мужики, собственным горбом нажившие свой скарб, имеющие несколько коров или лошадей, были в том же селе Макеевка владельцы водяной или ветряной мельницы, собственной мастерской по изготовлению подвод, своей кузницы. Практически все они попали в число пострадавших, лишились крова, всего хозяйства и исчезли на просторах необъятной Сибири и других отдаленных районов.
 
Через многие десятилетия, уже в конце двадцатого и начале двадцать первого века, когда правительство Украины решило хотя бы частично вернуть потомкам раскулаченных изъятое у них имущество или денежную компенсацию за него, в комиссию по вопросам обновления прав реабилитированных Макеевского горисполкома стали обращаться их внуки и правнуки. Конечно, сделать что-то уже трудно. Документы, описи изъятого давно исчезли, ушло из жизни и большинство свидетелей, которые могли бы подтвердить, что и у кого было отнято.
 
Дома сохранились в очень редких случаях. Какие-то были разрушены войной, какие-то снесены или перестроены новыми жильцами, которые и родились, и постарели в этих домах и о прежних их владельцах даже не слышали. Время сделало свое дело. Лишь редкие старожилы вспоминают о том, как раскулачивали неугодных властям, неуживчивых, строптивых селян, о том, что в доме такого-то раскулаченного мужика потом был детский сад, библиотека или контора колхоза, но потом разрушили и его. Однако потомки, внуки и правнуки раскулаченных в ту страшную годину людей, обращаются в комиссию и ныне в надежде вернуть имущество своих давно покинувших сей мир предков.
 
Потомки жителей села Макеевка Спиридона Петровича, Анисима Ильича и Никиты Дмитриевича Андрюшкиных, Сергея Кирилловича и Григория Антоновича Шереметов, Михаила Петровича Лысенко, жителей поселка Гусельское Максима Степановича Чаплинского и Антона Семеновича Бородина, Александра Кирилловича Свеженца, жителя Верхней Крынки Михаила Даниловича Лесника, жителей Грузско-Ломовки Петра Павловича Конопленко и Грузско-Зорянки – Дмитрия Никитовича Кекина и Василия Кирилловича Коломойцева, жителя поселка Крупской Семена Пахомовича Вельбоенко, жителя Ясиновки Николая Петровича Тереника, многие другие.
 
Большинство из них и живут-то ныне не в Макеевке, а далеко от нее, иногда в той самой Сибири, куда выселили когда-то их дедов или прадедов и где они и сами родились, выросли и постарели. Но завещали им ушедшие из жизни люди, названные несправедливым словом «кулак», побывать на родной земле, поклониться ей, а если удастся – и поселиться на ней. Редко кто из них получает дедовское наследство через столько десятилетий из-за отсутствия нужных документов или свидетелей, лишь кое-кому удается добиться не такой уж и большой денежной компенсации. И уезжают эти люди в далекие края, ставшие их родиной, поклонившись на прощание земле своих предков. Больно за этих людей, стыдно за былые деяния тех сельских активистов, выполнявших веление партии «уничтожить кулака как класс».
 
Интересная информация? Поделись ей с другими: