И снова - напряжение

Практически оно, напряжение, не прекраща­лось с самого 1918 года. К восстановлению разрушенных в тот период шахт и заводов жители района приступали неоднократно, но эта работа прерывалась то калединцами, то красновскими казачьими частями, то нашествием герман­ских войск, то приходом деникинской Добровольческой ар­мии... А уже после окончательного прихода Советской вла­сти восстановительным работам то и дело мешали налеты на окраинные поселки и шахты различных банд, которых было немало. Политического лица какого-либо банды эти не имели, хотя их главари и утверждали иногда, что ведут борьбу с Советами, которые отменили частную собствен­ность, отнимают у крестьян хлеб во время продразверст­ки, насаждают безбожие.

Мужики, на себе испытавшие все эти перегибы со стороны большевистских властей, уходи­ли в эти банды, но борьба с Советами вскоре превращалась в обыкновенный грабеж себе подобных крестьян и рабочих, которые вместе с семьями тоже еле держались на ногах от голода. Так случалось потому, что в бандах участвовало большое количество всякого уголовного сброда, для кото­рого было все равно кого и за что грабить.

И под их влия­нием таковыми вскоре становились и пришедшие в банды сельчане. А потом для них вообще не было смысла оста­навливаться. Запятнанные кровью руки не давали им воз­можности вернуться в родные села, где их ждала справед­ливая кара. Стараясь не думать о завтрашнем дне, продол­жали жить сегодняшним, грабили и убивали, совершая налеты на беззащитные поселки и городские окраины. Борьба с такими многочисленными бандами тоже отнима­ла у рабочих шахт и заводов немало сил и времени, тормо­зя восстановительные работы на предприятиях.

И все же восстановительные работы, пусть и с пере­рывами, но шли. Последствия засухи и неурожая в Укра­ине и в Поволжье в 1921 году продолжали сказываться по всей стране и в три последующих года. Зимой и весной того года доставка продовольствия в рабочие поселки Донбасса почти прекратилась. Но страна напрягалась из последних сил, чтобы ему помочь. Январь вообще был объявлен ме­сяцем содействия Донбассу. Из Москвы, Петрограда и дру­гих городов сюда направились поезда с оборудованием и продовольствием. Первый эшелон с котлами для рудников Макеевки прибыл на станцию Ханженково из Петрогра­да.

Вскоре прибыла и группа рабочих для их установки. Электрооборудование прибыло из Пензы. По решению пра­вительства крупные шахты и некоторые заводы в Донбас­се были объявлены ударными и для рабочих установлены повышенные нормы снабжения. Макеевские рудники тоже вошли в эту группу. Но это крупные рудники, а мелкие шахты, различные предприятия и учреждения продоволь­ствием почти не снабжались или снабжались нерегулярно и по уменьшенной норме.

Население постоянно испыты­вало голод, особенно семьи. Так, хронически недоедая, де­лясь выделенным пайком с детьми и стариками, шахтеры и металлурги продолжали борьбу за жизнь своих предпри­ятий и в 1921, и в 1922 и в 1923 годах. Были, конечно, не выдерживающие, они уходили с заводов и шахт в села, где легче было прокормить семьи, но большинство рабочих продолжали титаническую работу по возрождению пред­приятий. Да, власть объявила о милитаризации промыш­ленности, рабочие считались мобилизованными на трудо­вой фронт, но был и героический энтузиазм, фанатичное стремление поставить на ноги свои предприятия.

Проро­чество писателя М. Алданова, высказанное в статье «О бу­дущем», опубликованной в Парижской газете «Голос Рос­сии» в августе 1921 года, не оправдалось. В той статье он писал: «Большевики пятой годовщины революции не до­ждутся, их свергнет голод и крестьянские бунты. Нена­висть народа к помещиках, капиталистам и офицерам по­ворачивается ненавистью к большевикам и комиссарам».

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: