Мы - молодая гвардия. Часть 4

А тогда, в январе 1920 года, записались в комсомол П. Шишкин, В. Буянов, Н. Краснов, Г. Николаева... - всего больше ста человек. А здание клуба, где проходило то первое собрание, поступило тогда в распоряжение комсомольцев города.

Стали появляться комсомольские ячейки и на предприятиях Макеевки. Вскоре после освобождения на шахту «София» приехал балтийский матрос Горченко. Он собрал горняков-коммунистов И. Мишина, Н. Бортенева, С. Мирошина и других, чтобы с их участием провести собрание молодежи. Оно состоялось в бывшем доме инженера Шавырина, покинувшего поселок вместе с белыми войсками. 

Там-то и было решено создать на «Софии» ячейку. Первыми комсомольцами шахты стали И. Сеничев, И. Аксенкин, Архип Чубаров, Василий Буянов, Михаил Синицын, Иван Прокофьев, Степан Сухарев, Д. Левченко, П. Дримайлов, Андрей Шевгалишин, Архип Чубаров, Михаил Лунин, Павел Дорохов, Валентин Литенко, Дмитрий Левченко, Михаил Симаков, Андрей Телегин, Рая Сапрыкина, другие. Секретарем ячейки избрали коногона, боевого и задорного парня Ивана Семичева.

Не обошлось и на этом организационном, и на последующих собраниях без тех самых наивных вопросов. Через много лет первый руководитель шахтной комсомольской ячейки Иван Сеничев напишет в своих воспоминаниях:

«На вопрос носить или не носить галстуки, председатель собрания на полном серьезе отвечает:

- Я не думаю, что это баловство или циркачество. Тут пахнет другим, если взять, конечно, по-настоящему все это в башку и если у кого правильно мозговой котелок варит. Я, например, против галстуков, потому что пролетарский парень не должен их носить, ибо это буржуйство и мещанство. 

- А серьги и кольца разве не мещанство? - спрашивают его.

- Тоже мещанство!»

Уважаемый современник, знакомящийся с этой книгой! Не спешите иронически улыбаться, читая такие вопросы и ответы. Не надо думать, что наши прадеды, жившие в те годы и имевшие за плечами всего по 16-18 лет, были так закомплексованы и глупы. Нет, они были умными и думающими ребятами, но все, что творилось в стране в ту пору, было для них внове и даже в диковинку. Галстуков и губной помады до того они не знали, вернее, видели это только у имущих классов, и все это вызывало у них неприязнь, было для них неприемлемо.

К элементарной культуре они продирались тогда сквозь вековую нищету, выходили к ней из бараков и балаганов, да и само слово «культура» смущало и пока отталкивало их. Потому и маскировали они свою речь под такими грубоватыми словами, как в приведенном выше отрывке: «башка», «мозговой котелок» и подобными.

Авторы: Николай Хапланов, Елизавета Хапланова

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: