Напряжение продолжается. Часть 9

Так и хочется после чтения такого письма воскликнуть: а вы говорите, что не было! Было и еще сколько! Новая власть в годы гражданской войны утверждалась большой кровью и страшными бедствиями для всех, живущих в стране сословий - и для тех, кого свергали, и для тех, кто свергал.

Но и после гражданской, когда поднимали страну из разрухи, бедствия не кончились. Были и голод, и эпидемии. и кровавые столкновения. В этом приведенном письме П.М. Лукина лишь одной строчкой говорится о забастовках в дни восстановления. Значит, были и они. Но, несмотря ни на что, Донбасс, а вместе с ним и Макеевский район, становился на ноги. Вот что писал П.М. Лукия своему другу в другом письме:

«Разве я когда-нибудь забуду Макеевку и героическую, буквально героическую историю восстановления Макеевского Генерального завода, этого огромного комбината и знаменитую шахту «София» и вертикальную и наклонную, и «Итальянку», и «Буроз»? Никогда! В гроб с собой унесу, как святыню, воспоминания об этой борьбе, о том, как все мы, вопреки всему и вся, воскрешали из мертвых (буквально воскрешали) такое большое и сложное хозяйство и в течение долгих месяцев без заработной платы, при саботаже специалистов все-таки задували одну домну за другой».

Сообщим и следующее: вскоре после описанных в его письме событий Петр Михайлович был направлен секретарем одного из крупнейших уральских райкомов партии, туда, где предстояло реконструировать ряд важнейших промышленных объектов. Вместе с ним уехала и его жена, секретарь Макеевского райкома комсомола Раиса Рыжик. О дальнейших годах жизни этого человека вкратце уже рассказано выше.

Голод 1921 года... Страшное время, но и героическое. Учитывая уроки этого голодного времени, правительство делало все, чтобы хоть мало-мальски обеспечить угольную промышленность продовольствием до нового урожая. Газета «Коммунист», орган ЦК КП(б)У, 5 августа 1921 г. писала: «...наш первый лозунг - как можно скорей вывести Донбасс из параличного состояния. Пусть туда пойдут наши первые поезда с хлебом». Так было и сделано - первые партии хлеба нового урожая в 1922 году были направлены в Донбасс.

А что делалось в первые дни после изгнания из города деникинцев на металлургическом заводе? Сразу после занятия Макеевки Красной Армией на завод потянулись рабочие.

Назначенный директором завода Андронников, секретарь парторганизации Дорохов, председатель завкома и профсоюза Костромин ходили по цехам и внимательно осматривали хозяйство предприятия. Встречались рабочие. Люди приходили в свои цеха, видели разрушения и запущенность и уже что-то пытались делать, навести элементарный порядок. Директор завода разговаривал с людьми, просил грамотных рабочих детально обследовать каждый свой агрегат,  записать, а затем подойти в управление.

Постепенно складывалась общая картина состояния завода. Железные конструкции цехов, особенно доменного, стояли совершенно не защищенные от атмосферных влияний, были сильно коррозированы. Крыши мелких построек и литейных дворов доменного цеха отсутствовали. Колонны печей совершенно пропали. Изношенность конструкций достигли 60-80 процентов. Не в лучшем состоянии находился и внутризаводской железнодорожный транспорт.

Паровозы и вагоны были в ужаснейшем состоянии. Их за время войны разбирали, разворовывали или, в лучшем случае, растаскивали на запасные части. Железнодорожное полотно настолько износилось, что передвижение транспорта по нему было сопряжено не только сосходом составом с рельс, но и с риском дли жизни.

Авторы: Николай Хапланов, Елизавета Хапланова

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: