Напряжение продолжается. Часть 6

Из учебников истории 40-х-80-х годов XX ст. нам известно, что в пору становления Советской власти у нее было немало не просто недоброжелателей, но и тех, кто всяческими методами противился этому становлению, занимался саботажем, вредил на предприятиях, покушался на жизнь активистов.

Сегодня на события тех дней политологи смотрят с разных позиций, соответственно своему мировоззрению и привязанностям. Одни считают участников подобных акций вредителями, злостными врагами народной власти, другие оправдывают их, называя людьми, которые сопротивлялись изъятию у них их праведно или неправедно нажитого добра.

Мол, добровольно никто никогда не отдавал своего в прошлом и не отдаст в будущем. Те, кто так утверждает, во многом, конечно, правы. Ныне на постсоветском пространстве появилось немало богатых людей, владеющих заводами, фабриками и целыми отраслями. И если бы случилась новая эпопея экспроприаций, навряд ли кто-то из них отдал бы свои миллиарды любой, пусть даже самой прогрессивной власти, не поднес бы их кому-то на блюдечке с голубой каемочкой.

Не захотели делать этого и шахтовладельцы, и хозяева заводов в первые годы Советской власти. Естественно, не были рады потерять свое привилегированное положение и представители администраций их предприятий. Поэтому вполне понятно их сопротивление, саботаж и случаи мести новым властям.

Еще в декабре 1917 года на чрезвычайных собраниях владельцев антрацитовых шахт Совета союза предприятий средней и мелкой промышленности Донбасса были приняты резолюции, призывающие саботировать распоряжения Советской власти.

И саботировали, и вредили. И случаев таких было немало. Вот один из таких эпизодов тех лет. Он касается известного в ту пору в Макеевке человека - Петра Михайловича Лукина. Он участник революционных событий, комиссар отряда Московской молодежи, сражавшейся против Колчака на Восточном фронте, потом участвовал в восстановлении хозяйства Донбасса и Урала, в боях на КВЖД уже в 1929 году.

Там же сражалась и его жена Рая Рыжик, комсомолка из Макеевки. Кстати, она была единственной женщиной, удостоенной тогда ордена Боевого Красного Знамени. Еще через 10 лет Лукин, будучи начальником политотдела стрелкового корпуса, вел бои при штурме линии Маннергейма в период советско-финской кампании.

А потом была Великая Отечественная. Лукин - комиссар 7-й дивизии народного ополчения 32-й армии, которая вела бои под Вязьмой. Этой дивизии выпала великая честь на 10 дней задержать рвущихся к Москве гитлеровцев, но и трагическая участь почти полностью погибнуть в этих боях. Через 25 лет после тех событий маршал И.С. Конев писал в газете «Правда»: «Сражавшиеся под Вязьмой части 32-й армии - это воины-герои, и перед ними все мы склоняем головы».

Петр Михайлович Лукин в том сражении не погиб. Уже после захвата врагом Вязьмы он вывел остатки дивизии (два полка) в тыл ударной группировке гитлеровцев. Оседлав Минско-Московское шоссе, полки пошли в наступление.

Десять тысяч глубоко штатских москвичей - студентов и аспирантов, инженеров и профессоров, служащих и рабочих-«очкариков», язвенников, сердечников, пенсионеров - мертвой хваткой вцепились в хвост бронированному фашистскому чудовищу и не давали ему продвигаться на Москву.

За 10 дней около 7 тысяч ополченцев отдали свои жизни во имя спасения столицы. И лишь когда были израсходованы все боеприпасы, оставшиеся в живых с поднятым Красным знаменем пошли на прорыв и вышли к своим. Во главе прорывающихся шел комиссар Лукин.

Авторы: Николай Хапланов, Елизавета Хапланова

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: