Полыхала гражданская война. Часть 8.1

Вскоре после мятежа чешского корпуса началась иностранная интервенция - во Владивостоке высадились японцы, затем британские и американские войска, даже французский отряд, прибывший из Индокитая... В августе 1918 года Баку заняли английские войска...

Бывшая империя разваливалась, трещала по швам, делилась на множество враждующих лагерей. Рабочие шли в основном в Красную гвардию. Но и в белой армии Колчака были части, состоящие полностью из ижевских и воткинских рабочих. Разделилось и офицерство.

Несмотря на преследования и расправы с ними со стороны большевиков, шли офицеры и в Красную Армию. На сторону Советов перешли 30 процентов офицеров царской армии (40 процентов были на стороне белых, остальные уклонялись от участия на чьей-либо стороне). В Красной Армии служили 639 царских генералов, в белой - 750.

Каледину никак не удавалось собрать под свои знамена все донское казачество. Колебалось оно. Не все верили в победу над большевиками. Одни шли к Каледину, другие присоединялись к Советам. А 272-й запасной солдатский полк вообще вынес постановление о непризнании власти Донского правительства.

Его пришлось разоружать казачьими частями и офицерским отрядом Добровольческой армии, начавшей формироваться в Новочеркасске. Добровольческая армия собиралась более интенсивно, чем Донская. Донской генерал Алексеев обратился к русским офицерам, призывая их собираться на Дону.

Со всех концов страны сюда устремились офицеры, юнкера и студенты. Поезда именно с ними задерживали, не пропуская на Дон, на станциях Криничной и Ханженково красногвардейские отряды Макеевского района. Но всех задержать было невозможно. Ряды Добровольческой пополнялись.

События развивались быстро. Донская власть вынесла постановление о непризнании власти Советов и предоставила всю ее полноту на территории Донской земли Войсковому атаману и Войсковому правительству.

В ответ на территории горнозаводского Макеевского района большевиками была провозглашена Донская социалистическая республика. На общем собрании макеевской организации РСДРП(б) было принято решение «бороться до последней капли крови против калединской контрреволюции».

Противоборство различных политических сил в Макеевском районе приобретало различные формы. Городская дума на созванном митинге ратовала за открытие Учредительного собрания страны, городской голова эсер Муровцев в своей речи приветствовал казачий круг, меньшевик Телия кричал, что он умрет под красными знаменами за Учредительное собрание и спрашивал:

«Куда делись большевики? Где эти руководители темных масс?», эсер Жернов приехал на одну из демонстраций на плуге, запряженном волами и тут же был за это арестован казаками. Собирались люди большими толпами или маленькими кучками, где смешивались в непонятное сборище шахтеры, металлурги, сельчане, служащие, лавочники, эсеры, меньшевики, анархисты и большевики, постоянно слышались в спорах и разговорах недавно появившиеся слова «ревком». «советы», «контрреволюция», «декрет»...

- Власть Советам! - настаивали одни.
- Никакой власти не надо! – кричали другие, - да здравствует анархия!
- Все на борьбу с Калединым! – призывали большевики.
- Не нужно проливать кровь! – слышался голос меньшевиков.

Все это было похоже на притчу о вавилонском столпотворении, когда смешались многие языки и люди перестали понимать друг друга.

Авторы: Николай Хапланов, Елизавета Хапланова

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: