Полыхала гражданская война. Часть 7

Макеевский промышленный район в ту пору был более аграрным, чем таковым. В поселках и селах крестьяне еще крепко держались за землю. Да и шахтеры с металлургами, чьи предприятия то и дело переставали работать, а то и вовсе закрывались из-за постоянных перебоев со снабжением руды для завода и крепежного леса для шахт, покидали свои рабочие места и тянулись к извечной спасительнице - земле. Те, кто еще работал, подолгу не получали зарплаты, а если и получали, то на эти деньги ничего нельзя было купить.

Картина, сложившаяся с деньгами, была хорошо изображена впоследствии в художественном фильме «Свадьба в Малиновке», где один из персонажей отдает другому пачку денег и говорит: «Бери все, я себе еще нарисую». «Рисовали» деньги все - и красные, и белые, и зеленые... Чтобы было понятней, как это происходило, вспомним ситуацию в Донской области, к которой тогда относилась Макеевщина.

Область оказалась в полной денежной изоляции. Царские деньги разошлись по тайникам и из обращения исчезли. Закончились и «керенки», введенные Временным правительством. Подкрепления деньгами из советского Питера быть не могло, так как красных из Ростова изгнали. В начале января 1918 года банки области объявили о своем временном закрытии из-за истощения денежных запасов.

Но уже 20 января по распоряжению объединенного войскового правительства в Ростове начали выпускать свои деньги. Первую партию ассигнаций 10-рублевыми купюрами отпечатали 3 февраля. У банков выстроились очереди, начался ажиотаж. Успевшие получить деньги ринулись на рынок. Вот некоторые цены на товары в те дни: мешок муки - 180 рублей, фунт мяса -1,5 рубля, фунт сливочного масла - 12-13, 10 яиц - 6,5, полтора литра молока - 5 рублей...

10 февраля город заняли войска Сиверса. До прихода красных успели отпечатать 90 тысяч купюр. Но с приходом Советской власти их выпуск не прекратился, наоборот, стали печатать и 20-рублевки. Всего выпустили на 2 миллиона 10-рублевок и на 7,5 миллиона 20-рублевок.

Но в ночь на 1 мая большевики изъяли из банка все имеющиеся денежные знаки, даже недопечатанные. В связи с тем, что на город шли немцы, деньги поспешно решили перевезти в Царицын. На вокзал их везли в открытых повозках, поспешно, рассыпая по дороге. Кое-кто, догадавшийся собрать их, в тот день неплохо нажился. Эвакуировал деньги некий Пузырь, сидевший когда-то в тюрьме за грабеж.

С 1 по 8 мая в городе не было никакой власти, но городское самоуправление выпуск денег продолжало. Отпечатали на 3 миллиона уже 25-рублевых купюр. 8 мая в Ростов вошли немецкие части, а 1 июня атаман Краснов ввел на Дону в обращение немецкую марку. Она ходила наравне с донской валютой до декабря, пока город снова не заняли красные войска.

Авторы: Николай Хапланов, Елизавета Хапланова

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: