Полыхала гражданская война. Часть 3.2

Однако у них катастрофически не хватало оружия. Вот почему в Петроград направлялись рабочие делегаты с просьбой помочь в этом вопросе. Еще в ноябре 1917 года представитель Макеевки Г.Я. Силин докладывал на заседании Петроградского Военно-Революционного комитета о положении в городе.

По неполным данным рабочие Питера в ноябре-декабре 1917 года послали в Макеевку 1500 винтовок, 900 наганов, 8 пулеметов и бронированный автомобиль. Помочь Макеевке вооружением рабочих Тульского завода просил своим письмом даже сам Владимир Ильич Ленин. Представители рабочих Макеевки И.Т. Морозов и Ф.П. Ракутин были у него на приеме дважды.

Каждый раз Ленин давал распоряжение о дополнительной отправке в Макеевку вооружения.

В.А. Антонов-Овсеенко 1917 г.

В.А. Антонов-Овсеенко 1917 г.

В результате в городе были сформированы несколько красногвардейских отрядов, в том числе 1-й Макеевский революционный красногвардейский отряд из 1000 человек. Вскоре он влился в крупный отряд москвичей во главе с депутатом Московского Совета, бывшим горняком Д.П. Жлобой, направляющийся в район Ханженково.

В Никитовке к концу декабря сконцентрировались многие донбасские отряды, отряды из Петрограда и Москвы. Народный комиссар по борьбе с контрреволюцией на юге России В. А. Антонов-Овсеенко, расположивший свой штаб в Харькове, командующим вооруженными силами Донецкого бассейна назначил Рудольфа Фердинандовича Сиверса. 

В Никитовну под командование Сиверса ушли и восемь красногвардейских отрядов Макеевщины, когда  генерал Корнилов бросил сюда свои казачьи полки, а печально известный Чернецов со своими казаками, калмыками и чеченцами стал пулеметами и шашками наводить в районе «порядок».

Вот как описывают  авторы книги «Зарево над заводом» обстановку на металлургическом  накануне прихода в Maкеевку отрядов Чернецова:

«Тревожно в Макеевке, тихо. По улицам, ходят красногвардейские патрули, гулко раздаются их шаги в морозном воздухе.

...Сидит командир Илларион Гуляченко,
прислушивается к привычным звукам и шорохам, стукам и лязгам. Не спится командиру. Большая ответственность легла на его плечи. И царя нет, и «временных» нет, сами стали хозяевами. Работать бы сейчас, работать в полную силу, да не дают...

Скрипнула дверь, пахнуло холодом. На пороге - заводская телефонистка Клава Рябцева. Старенький полушубок расстегнут, платок сбился на затылок, лицо раскраснелось.

- Телеграмму только что получили... Из Таганрога Чернецов сюда направляется. С казаками, калмыками и чеченцами. К утру будут. Бордье приказал разместить их в Грузской экономии.

Вздохнул Илларион Гуляченко, стукнул тяжелым кулаком по столу, сказал с горечью:
- Нет, не дают, сволочи!..
- Что? - опешила Клава.
- Работать, - нахмурился Гуляченко. - Ну вот что, давай буди Груню Залмаеву и единым духом к Васютину, к Никите Васильеву, к Никону Воробьеву. Я к остальным пошлю.

Через час собрались все. Отряд подняли по тревоге.
- Утром сюда прибудет часть старого знакомого - Чернецова, - сказал Гуляченко. - Наш отряд он сомнет в два счета. У них кавалерия. Думаю, надо уходить на Никитовку».

Авторы: Николай Хапланов, Елизавета Хапланова

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: