Переломный год. Часть 14

* * *

В район Донбасса Каледин направил 58-й казачий полк, усиленный отряд Чернецова и другие части. 26 октября (8 ноября) в 14 часов 300 казаков Чернецова окружили здание Макеевского Совета, направили на него четыре пулемета. Как раз шло его заседание. Чернецов, постегивая хлыстом по блестящим голенищам сапог, подошел к столу президиума и, подняв указательный палец правой руки, заявил раздельно и многозначительно:

От имени правительства Войскового круга объявляю ультиматум: или вы подчиняетесь войсковому правительству, принимаете меня как его полномочного представителя, который будет присутствовать на всех заседаниях Совета, или я распускаю вас...

Члены Совета отказались принять его условия. Тогда есаул Чернецов заявил:
Даю на размышление еще 15 минут.

Заседание Совета не возобновилось. Казаки по распоряжению Чернецова забили окна и двери здания.

В тот же день казаки сделали попытку арестовать Чайкинский рудничный Совет. Но раздались тревожные гудки и на помощь Совету пришли шахтеры ближайшего Берестовского рудника, вооружившись кто чем мог: и винтовками, и шахтерскими обушками, и просто лопатами. Окружив казачьи казармы, они потребовали, чтобы казаки немедленно покинули рудник. Казаки вынуждены были отступить.

6 декабря казаки напали на Щегловский рудник. Красногвардейцы и шахтеры не отступили, приняли бой. В защите рудника приняли участие почти все жители поселка. Даже старики и дети. Одолеть их казакам не удалось.

Г.И. Петровский в газете «Пролетарская мысль» 17 ноября 1917 года писал: «Попытки казаков поставить под контроль Совет рабочих депутатов в Макеевке вызвали такой активный протест среди рабочих всех рудников, что все от стара до мала выступили и вооружаются».

10 декабря калединцам все же удалось разгромить Советы на рудниках Ясиновском и Франко-Русского общества. В домах произведены были обыски, арестованных, в том числе женщин и стариков, по морозу погнали босыми к вагонам и отправили в тюрьму в Новочеркасск.

Не удалось трем казачьим сотням во главе с есаулом Закутиным разоружить и макеевскую милицию. Милиционеры и дружинники решили защищаться до последнего. Закутин отступил и по требованию рабочих покинул Дмитриевск в течение 24-х часов.

Вскоре в Макеевку заявился бывший начальник Харьковской каторжной тюрьмы, тоже Закутин, с отрядом бывших стражников и городовых, и потребовал сдать ему все дела и заменить всю милицию прибывшими стражниками.

Наивное желание Закутина, естественно, выполнено не было. И вся милиция, и возмущенные рабочие, и крестьяне села Макеевка, и солдаты, что несли караульную службу на заводе - все потребовали, чтобы этот сброд убирался прочь.

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: