Добытый потом и кровью. Часть 2

После резкого спада объема промышленности в связи с революционными событиями первых лет века начался медленный его подъем. Добыча угля в Донбассе с 1018 млн. пудов в 1910 году выросла за 2-3 года до 1683 млн. пудов в год, то есть прирост составил более 51 процента. Выплавка чугуна на юге страны за этот же период увеличилась с 126 млн. до 186 млн. пудов в год. В горняцком крае пролегли новые стальные пути Северо-Донецкой железной дороги, сданные в эксплуатацию в1911-1913 годах.

Станции Донбасса стали выполнять 20,4 процента погрузки железнодорожного транспорта России. Расширялась деятельность монополистических объединений «Продуголь» и «Продамет». Продолжалась дальнейшая концентрация производства, особенно в угольной и металлургической промышленности, увеличивалось количество рабочих. 25 акционерных обществ южной каменноугольной промышленности (из 36) с капиталом иностранного происхождения добывали в 1912 году свыше 70 процентов всей добычи угля в Донбассе.

Но положение рабочих в годы промышленного подъема не улучшалось, а все время ухудшалось. Несмотря на то, что продолжительность рабочего дня была установлена 11,5 часов, шахтеры работали по 12-13. Отсутствие заботы шахтовладельцев о безопасности горных работ приводило к частым несчастным случаям.

Социального страхования не было, рабочие, потерявшие трудоспособность, выбрасывались на улицу и обрекались на голодную смерть. Непрерывно повышались цены на товары массового потребления, съедая то незначительное повышение зарплаты, которого добились рабочие в ходе событий 1905 года и последующих лет. Все это вызывало новые вспышки рабочих волнений и протестов.

В 1912 году прокатилась новая волна протеста по всей России против злодейского расстрела 4 апреля безоружных рабочих царскими войсками на Ленских золотых приисках. Стачки протеста прошли на всех предприятиях Макеевского района. Они слились с первомайскими демонстрациями, то и дело вспыхивали то на шахте «София», то на металлургическом заводе еще в июне. Рабочие требовали снова повышения зарплаты и сокращения рабочего дня до восьми часов.

Стачки стачками, но угля стране становилось нужно все больше и больше. И шахтеры не прочь были бы выполнять эту потребность, если бы не адские условия труда и почти полное отсутствие его охраны. Ведь не для того, чтобы бастовать, а чтобы заработать, шли они в Донбасс из городов и весей Российской империи. Но обстоятельства вынуждали их протестовать. Среди многих причин частых протестов были и аварии, взрывы на угольных шахтах.

Предупреждение великого химика Менделеева о взрывоопасности некоторых Макеевских шахт особенной тревоги у шахтовладельцев не вызвало. Несмотря даже на появившийся правительственный закон об охране труда шахтеров, шахтовладельцы внимание этому вопросу уделяли минимальное. Взрывы газа и обрушения в шахтах продолжали уносить человеческие жизни. Способов борьбы с этими явлениями найдено не было. Впрочем, как известно, радикальных методов предупреждения подобных катастроф не найдено, к сожалению, и поныне.

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: