Бурное начало нового века. Часть 13

Администрация требования рабочих удовлетворить отказалась. Тогда рабочие объявили общезаводскую забастовку. Остановились доменные и мартеновские печи. В ответ дирекция предприятия объявила рабочим локаут и вывесила объявление, в котором говорилось: «На запрос дирекции завода получено от правления следующее распоряжение: ввиду явной убыточности производства и полной невозможности удовлетворения предъявленных требований рабочих, заводы немедленно закрыть...»

В приведенной выше работе М.Я. Запорожец об этом пишется так: «Все рабочие объявлялись с 26 октября уволенными. Но за получением расчета никто из рабочих не пришел. У заводской ограды был созван митинг, на котором бастовавшие потребовали, чтобы заводоуправление уплатило зарплату за две недели вперед и разделило между рабочими накопившийся на заводе штрафной капитал. Но на следующий день, то есть 27 октября, директора заводов и шахт Макеевского района направили телеграмму Атаману Войска Донского, в которой говорилось:

«Ввиду начавшейся забастовки на Макеевском заводе и крайне возбужденного состояния рабочих всего района, мы обращаемся с просьбой не отказать в безотложном усилении количества войск в размере до 200 казаков и двух рот пехоты, обращаем ваше внимание, что количество рабочих этого района превышает двадцать тысяч человек и недостаточность войск может при настоящих условиях грозить уничтожением каменноугольной и заводской промышленности».

Просьба была удовлетворена. На заводы и шахты только Екатерининского общества было направлено два батальона пехоты и три сотни казаков.

Упорная борьба продолжалась до 11 января. Боясь голода и безработицы, поддавшись уговорам «усмирителей», рабочие приступили к работе.

Эта забастовка металлургов продолжалась две недели. И прекратилась она не потому, что рабочие испугались или их требования были удовлетворены, а из-за голода. Во многих семьях уже давно не было и куска хлеба. Металлурги забастовку прекратили, но не смирились.

В знак солидарности с заводскими рабочими 31 октября забастовали шахтеры Екатерининского общества (общество объединяло шахты «Шмидт», «Капитальная», «Буроз»). Был избран рабочий совет, куда вошли П. Колесников, И. Карпов, А. Зилотин, П. Захаров и другие. Заседание совета проходило в степи под охраной рабочих.

Совет выработал требования: установить восьмичасовый рабочий день, увеличить заработную плату на 20 процентов, а чернорабочим - на 50 процентов, отвести помещение для собраний и митингов, полностью отменить штрафы, открыть бесплатную библиотеку и 2-классное училище. Рабочие требовали амнистии политическим заключенным.

Забастовавшие рабочие ходили по шахтным поселкам с красными знаменами, пели революционные песни. В забастовке участвовало около 4-х тысяч человек. Прибывшие казаки и полиция не смогли заставить их приступить к работе. Шахтовладельцы вынуждены были удовлетворить часть требований. Забастовка длилась до 11 ноября».

Давайте в этом месте немного порассуждаем. Правильно ли настойчивое утверждение автора этой работы и других историков о том, что октябрьские события 1905 года происходили уже полностью под воздействием социал-демократических организаций или продолжали оставаться явлением стихийным, как и в прежние десятилетия, были подобием неорганизованных бунтов, нередко возникающих и в прежние времена? Судя по тому, что в перечне требований бастующих появлялись уже и робкие политические требования, такое влияние уже было. Однако сказать, что влияли только большевистские агитаторы, трудно.

Не меньше влияли на рабочие массы и представители меньшевиков, которым нередко удавалось уговорить бастующих прекратить беспорядки, прислушаться к голосу либеральной буржуазии, которая, по их мнению, и должна повести народ за собой в революционных преобразованиях. Именно в буржуазии, а не в рабочих и крестьянах, видели они ту силу, которая сможет, свергнув существующий строй, взять власть в свои руки.

Но призывы большевиков к более решительным действиям, к вооруженным выступлениям были для рабочих все же понятней и ближе по духу, по характеру, даже по многолетней забастовочной традиции. Рабочему люду было легче схватиться за привычное «оружие пролетариата» - булыжник, требовать, а если понадобится, громить и крушить, чем заниматься теоретизированием и анализом чьих-то программ.

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: