Давшие клятву Гиппократа. Часть 4

Но так или иначе, а холера отступила. Однако здесь, на Щегловке, ее добыча оказалась не так богата, как в других районах Донбасса. Неспроста специальная комиссия, прибывшая в Донбасс из Петербурга, отметила огромную работу, проведенную доктором Любимовым и его помощниками в борьбе с холерой. Если в большинстве других мест умирал каждый второй холерный больной, то в районе, обслуживаемом Щегловской больницей, смертность была не выше 32 процентов.

В этой книге мы не ставим целью рассказывать подробные биографии людей, оставивших заметный след в истории города. Мы рассказываем лишь об их конкретных делах. Но в случав с доктором Любимовым отступим от этого правила. Ибо он не просто оставил след в истории, но сам стал ее страницей. Поэтому - несколько штрихов из дальнейшей жизни этого поистине неординарного человека.

Была первая мировая война. Его тоже призвали на нее. Воевал на турецком фронте. С обмороженными ногами и руками вернулся на ставшую родной Щегловку. Здесь и встретил революцию 1917 года. Сам он ни большевиком, ни революционером не был. Но революционные свершения у него были. Свершения в области медицины. Он ездил в голодное время по ближайшим селам, собирая продукты для больных и раненых, собирал лекарства в других больницах, даже экспериментировал на себе с заразными болезнями, стремясь найти лучший способ их лечения.

В городском музее есть дневник Любимова тех лет. Вот что писал он в нем в годы гражданской войны:

«Однажды заскочили ко мне на квартиру махновцы и увидели на вешалке мою военную шинель. Подняли крик: «Царю служил - к стенке!» Скрутили руки и потащили во двор. Прощаясь с родными, я шепнул младшей дочери Нине: «Беги в больницу, скажи, что меня расстреливают». Нагрянула вся больница, отбили больные меня у махновцев».

Отбили. Не каждого люди бросятся защищать в такой обстановке. Значит, было за что, вернее, за кого рисковать, значит, заслужил доктор такую любовь.

А время было снова трудное. В ту пору свирепствовал уже сыпной тиф. И снова Любимов днюет и ночует в больнице, спасая человеческие жизни. И снова судьба милует его - сам он тифом от своих пациентов не заразился. А впоследствии самым счастливым днем своей жизни называл тот, когда из больницы выписался последний тифозный больной. Именно после той титанической борьбы с тифом из Бахмута - тогдашнего окружного центра - пришла грамота, подписанная Артемом, - благодарность от Советского правительства, в которой говорилось, что отныне врачу Любимову Н.Н. присваивается почетное звание «Красный герой». Оказывается, было в те годы и такое звание.

И опять напряженный труд. Операции, прием родов, лекции, совещание по здравоохранению, руководство строительством больничного корпуса, переписка с различными инстанциями с требованием добавить штатные единицы, направление сотрудников на учебу...

В 1926 году он организовал на шахтах подземные медпункты. Ни в одной стране мира не было до этого ничего подобного. Когда подсчитали «рентабельность» идеи доктора, оказалось, что случаи травматизма сократились на 45 процентов. Любимова стали называть шахтерским доктором.

А в 1932 году Всеукраинский Центральный исполнительный комитет рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов назвал его Героем Труда. После шахтера Николая Мелихова он стал вторым в Макеевке, получившим такое звание. И сегодня вполне резонно будет в перечень макеевчан – Героев Социалистического Труда включить и имя доктора Любимова.

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: