Становление гиганта. Часть 11

Но труд на заводе был все-таки адский. И не только потому, что для рабочих здесь не было бытовых удобств. Главная причина в том, что жизнь человеческую хозяева предприятия не ценили и в грош. Подорвут здоровье, умрут одни, их отвезут на кладбище, а вместо них наберут новые сотни мужиков, ожидающих работы за воротами, вот как пишут об этом в книге «Зарево над заводом» его авторы:

«Завод был жестоким и безжалостным к людям. Однажды в шахту доменной печи свалился угоревший колошниковый, прямо в неистово бушующую огненную массу. Ни дна тебе, ни покрышки! Расплавленным металлом изуродовало лицо сталеплавильщику, как бритвой, отхватило раскаленной лентой руку вальцовщику. Мартеновцы и доменщики пили сырую, подчас затхлую воду и маялись желудками. А хозяева не хотели переводить топливо на кипячение воды».

Такая вот картина. Одним словом - жуткая. Делали металл, получали прибыли, а какой это доставалось ценой, никого не волновало. Хотя нет, были и одиночки, которые боролись за улучшение условий жизни и быта рабочих, но оказывались бессильными перед мощной глухой стеной бездушия тех, кого кроме прибылей ничего не интересовало.

Таким был, например, один из заводских врачей, имени которого история, к сожалению, не сохранила. Он возмущался, просил, требовал и наконец понял, что ничего не в силах изменить в существующих порядках. И совесть не позволила ему оставаться на заводе, где к людям относились, как к бессловесным животным. В своем заявлении он написал: «Не желаю брать на себя нравственную ответственность за тот вред, который приносит администрация завода...»

«Прибыл новый врач, - пишется в книге «Зарево над заводом». - Изменений и тогда никаких не последовало. Администрация будто и не замечала ничего, она радела только о том, чтобы отправить потребителям тысячи тонн заготовок и сортового металла, листового и кровельного железа».

Почти ежедневно на заводе происходили аварии, калечившие или убивавшие рабочих. Случилась таковая даже при пуске первой доменной печи 17 июня 1899 года, что надолго задержало освоение агрегата. Люди угорали, сгорали, увечились, харкали кровью...

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: