Становление гиганта. Часть 9

Вот рассказ А. Серафимовича «В огне». Женщина рассказывает писателю, посетившему завод, о работе своего мужа:

« – Господи, ни праздников, ни воскресных дней нету, печи-то бесперечь горят, не тухнут. Только что на Пасху - два дня, да на рождество - день, а то круглый год. Двенадцать часов проработает, двенадцать его товарищ, так и сменяются.

– А если заболел?

– За все время полагается только три недели болеть, ежели больше - за ворота. У моего воспаление легких было. Пролежал три недели, доктор сказал, еще поправиться надо, а он стал на работу, - семья. Доктор велел кормить, а сами видите, какой едок, в рот не вопхаешь. Придет, только бы до постели добраться. Обед пошлешь, на завод, от жары не ест. Только что утром перекусит».

А вот как описывает И. Гонимов в повести «На берегу Кальмиуса» труд рабочего, подающего к печам вагонетки с углем:

«Работа была адская. Разгоняясь от собственной тяжести, вагонетка на уклоне развивала все большую и большую скорость. Рабочему приходилось следить за тем, чтобы вагонетка не опрокинулась, так как это грозило штрафом и увольнением. Становясь впереди вагонетки, спиной к ней, рабочий спускал ее шаг за шагом до домны.

Подгоняемая силой инерции, вагонетка била рабочего по спине, как будто подталкивая его, чтобы он прибавил шагу. Поработав так час, другой, рабочий изнемогал, спина покрывалась кровоподтеками и зачастую превращалась в сплошную рану. Рабочий менял позу, становился лицом к вагонетке и спускал ее на носках, но тогда грудь превращалась в рану. Малейшая оплошность грозила рабочему гибелью.

Борется, бывало, здоровый детина с вагонеткой час, другой, всю тяжесть приходится выдерживать ногам, которые начинают млеть, будто по коленям били палкой. К вечеру самый выносливый человек выбивался из сил и терял способность сопротивляться вагонетке. Наезды на товарища, опрокидывание вагонетки становились обычным явлением. Крики, брань и стоны покрывала наступающая ночь и прекращала новая смена».

В 1953 году вышла в свет книга Аркадия Славутского «Поколение металлургов», рассказывающая о жизни знатного макеевского доменщика Ивана Григорьевича Коробова и его сыновей. Вот как он описывает первые годы своего еще юного тогда героя на юзовском металлургическом:

«Смена продолжалась двенадцать часов. Двенадцать часов подряд дробил, грузил и возил к доменным печам материалы... по двенадцать часов в сутки трудились все рабочие доменного цеха - в дождь, метель и морозы - на подвозке материалов, на колошнике, у горна. Распоряжались всем иностранцы - англичане, французы, немцы, бельгийцы.

В доменном цехе начальником был англичанин, мастером - тоже англичанин, газовщиком - француз, смотрителем - немец, старшим горновым - бельгиец. Каждый из них командовал на своем языке и сердился, если рабочий не понимал сразу, что от него требуется.

...Круглые сутки дымил завод. Круглые сутки плавился чугун в домнах. Рабочие, почерневшие от копоти, смертельно уставшие, непрерывно, как заведенный механизм, загружали печи рудой, известняком, коксом. Завод угрожал их жизни, любая неполадка могла стать роковой.

Но бывали дни, когда работа ладилась, и тогда люди, увлеченные красотой и слаженностью труда, забывали, что их удел - создавать кому-то богатство, и стремились работать еще спорее и лучше, чтобы глубже ощущать собственную ловкость, умение, мастерство».

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: