Контуры индустриального города. Часть 32

Да, скоро только сказка сказывается... И все-таки, окруженные бескрайними степями и редкими селениями земли князей Юсуповых, Долгоруких, Ливенов, угольные копи Иловайских, Маркова, Ломбардо, других шахтовладельцев, нарушив многовековую тишину края, настойчиво превращали бывшее Дикое Поле в индустриальный Донбасс.

Но человек, проникающий в недра земли, после смены все же поднимается на поверхность. И здесь ему требуется многое. И магазин, чтобы купить продукты или одежду, и мыло, чтобы постирать робу, и сапожная мастерская, и парикмахерская, и аптека, и больница, и почта, и пекарня, и харчевня... И еще многое, многое, многое.

И не учитывать это новые хозяева края не могли, ибо понимали, что в конечном счете вся эта социальная сфера способствует сохранению кадров на шахтах и других предприятиях, которых становилось с каждым годом больше. Поэтому и способствовали появлению в районе не только торговых точек и церквей, но и увеселительных заведений. Особенно быстро стали возникать они в конце XIX века.

...В начале 90-х годов появился в Дмитриевске бывший калужанин Никита Калинин. Пришел из дальней губернии с единой котомкой. В юности освоил он печное дело, стал прекрасным мастером своего ремесла. Прослышав, что на просторах Войска Донского осваиваются новые земли, многие строятся, подался в эти края. Печники в ту пору здесь очень требовались. Работы ему на новом месте хватало, Да и жилка предпринимательская у Никиты была сильна. Сколотил артель строителей, мотался с нею по краю, деньги копил.  

Однажды, будучи уже женатым, прослышал о новинке, появившейся в городах. Чудо это называлась «биограф». На белой стене, на материи оживают люди и картины, разыгрываются истории. И дело-то всего а одном аппарате, откуда,, если вложить специальную ленту, бьется тонкий луч с чудесными изображениями. Побывал в Ростове, заглянула в «биограф» лично. И пришла мысль - открыть подобное  увеселение в Дмитриевске.

1898 год. Никита Николаевич Калинин берет в аренду небольшое помещение. На нем появляется афиша: «Чикаго». Это - первый биограф, а точнее - первый кинотеатр города.

Медленно тащится телега по осклизлой дороге. Вот и Харцызск, куда вскоре прибудет поезд из Ростова. Калинин заключил договор с ростовской конторой на доставку биографов. Отсюда в поселок вновь потащится повозка. В зал придут усатые казаки в мундирах, женщины, разодетые по моде, и первые «зайцы» - безбилетники, упросившие строгую билетершу. За этот визит они готовы отработать где и сколько угодно: важно приобщиться к чуду.

Вот начинается сеанс. Сначала пойдет «видовая» часть (киножурнал), затем - драма. А в конце и комедия.

После каждой части начинается священнодействие. Головы, как по команде, поворачиваются к механику. Он неторопливо заправляет ленту, разминает пальцы и вновь гасит свет. И так часть за частью. Тогда показывались лишь привезенные из-за рубежа в Ростов, а из Ростова - в Дмитриевск картины, отечественных еще не снимали.

И никто из сидящих на тех первых сеансах в кинотеатре «Чикаго», открытом Никитой Калининым, не предполагал, что еще через несколько лет первые отечественные фильмы будут сниматься их земляком, уроженцем поселка Нижняя Крынка, отставным казачьим офицером Александром Алексеевичем Ханжонковым, которого история кинематографа увенчает титулом родоначальника отечественного кино.

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: