Начало начал или первопроходцы. Часть 29

Печальные судьбы, печальные песни, печальный шахтерский быт... Жуткая работа в преисподней, бесшабашные гулянки, драки, беспросветное пьянство...

Сколько же тысяч этих русских и украинских мужиков, пришедших в эти края, чтобы заработать, пропали здесь, как высохшая по осени трава - одних завалило в примитивных в те времена шахтенках, других придушило газом, третьи угорели от водки или погибли в бесконечных пьяных драках.

Еще страшней доля попавших сюда женщин. Вот как описывает эту долю в своей повести «Подземное царство» писатель Викентий Вересаев:

«Невенчанной» прозвали Екатеринославскую губернию шахтеры, и прозвали по праву. Мало у кого из шахтеров есть здесь законные жены...

...Из «незаконных» женщин есть здесь такия, которыя все время, лет 15-20, живут с одним шахтером совсем, как в законном браке; другие живут с одним и в то же время на стороне еще с пятью шахтерами валандаются; третьи, наконец, поживут месяц с одним, потом переходят к другому.

Ну, а стара станет? - спрашивал я рассказывавших мне шахтеров.

Что ж, что стара? Все найдется кто-нибудь. А нет, - так иди на работу: авось не всю силу вымотала, что-нибудь да осталось. А то - в милостыню с ребятишками. ...Прежде, когда еще не так теснили шахтеров, и так бывало: поживет шахтер с девкой, надоест она ему, - в степу много шурфов разбросано, - поведет ее да и столкнет: ищи ответчика.

Спрашивал я как-то Исаенко, почему он не выпишет к себе сюда жену.

Сюда? Да если ей только мысль такая придет, я об нее все палки обломаю, какие на свете есть палки. Она тут в одну неделю так избалуется, что век не поправишь. Тут что честная, что нечестная - всем цена одна.
...И Исаенко совершенно прав: что честная, что нечестная - всем здесь цена одна. Пьянство, разврат, наряды - вот их жизнь. Семьи здесь нет, нет совершенно. Нет и жены...»

Сегодня, читая эти строки, верить им никак не хочется. Так и хочется воскликнуть: Не может быть! Это же шахтеры, гордость и слава нашего края! Клевету написал Вересаев!

Но и не верить писателю у нас нет никаких оснований. Он лично побывал в наших краях, видел жизнь и быт тех людей, бывал и в шахтах, и в шахтерских бараках. Одно лишь утешить может в прочитанном: тогда шахтеры еще не были гвардией труда, как их называли позже.

Это была пока лишь аморфная масса пришлых людей, к которым только через несколько десятилетий придут такие понятия, как рабочая честь, профессиональная гордость, достоинство... Лишь через долгое время созреют эти люди, вернее, их внуки и правнуки, для того, чтобы где-то выразить свой протест, сказать «нет», потребовать, организованно выступить. А пока это просто стихия - необузданная, бесшабашная, бездумная. Масса, которая будет бить и крушить по первому крику «Бей!», не спрашивая, кого и за что.

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: