Начало начал или первопроходцы. Часть 24

Мысленно перенеситесь в ту, уже далекую пору, когда в Диком Поле, превращая его в индустриальный донецкий край, одна за другой появлялись маленькие и большие шахты, манящие к себе тысячи и тысячи людей. Вот, отработав в забое по 12-14 часов, выходят на-гора чумазые, покрытые угольной пылью молодые парни.

Рваная роба, на ногах - резиновые чуни... А на черных, как ночь, лицах - белозубые улыбки. Идут по поселку, с обушками на плечах, с керосиновой лампочкой в руках. Говорят о минувшей - слава Богу! - удачной смене, ругают на чем свет стоит жадюгу-штейгера, пересыпают свою речь ядреными шахтерскими словечками, не стесняясь встречных женщин.

И шарахаются от них эти женщины. Шахтеры - народ веселый, бесшабашный. Облапит ненароком шутки ради, измажет всю...

Эх, в баньку бы шахтерам сейчас, да помыться как следует, да попариться. Да где ее взять-то, баньку ту? Позже, через много лет появятся они в шахтерских поселках. А пока к услугам углекопов лишь речка.

Для кого-то Грузская, для других - Крынка. Да ставочки небольшие, ручейки, колодцы. Если были недавно дожди, то женщины успели накопить водички дождевой. Она лучше смывает вьевшийся в тело уголь.

Но как бы там ни было, вечером, несмотря на дикую усталость, выходят молодые шахтерские холостяки на гулянку. Уже умытые кто в реке, кто в дождевой воде.

Черные круги под глазами, конечно, остались, они смываются трудно. Да и нужно ли так уж тщательно смывать их, если завтра снова в забой, в преисподнюю? К тому же, некоторые даже гордятся этой неизменной шахтерской метой-приметой.

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: