Начало начал или первопроходцы. Часть 2

Весной 1721 года прибыл Григорий в степь донецкую. Набрал себе людей в помощь из казаков хуторских. И начал сверлить ручным буром землю. Многие пугались того. Мол, в чертово царство дыру сверлит, что запрещено Господом. Но и тех, кто помогал ему, было немало.

Поначалу копали по берегам Донца, потом пошли от него на юг, все дальше и дальше. Находили все новые и новые места. Где-то уголь сам выходил на поверхность пластами, где-то копали глубокие «дудки», добираясь к нему. А иногда натыкались на уже готовые «дудки», копанные местными жителями в давние времена.

Памятник Григорию Капустину  в Макеевке

Памятник Григорию Капустину
в Макеевке

Все-все наносил на свою карту Григорий. Постепенно дошли до Бахмута, отгороженного от татарских набегов дрекольем пиками на полудень, затем далее на юг двинулись. И всюду Григорий протыкал землю своим щупом, находил одному  ему ведомые места, велел артели копать.

Кое-кто  ныне утверждает, что в один из осенних дней, когда уже начал срываться снежок,  добрались до небольшого селения Ясиновка, копали там в балке, бурили, грузили пробы на подводы. Было ли это, сказать трудно, ибо ни в каких документах появление Капустина в Ясиновке не зафиксировано.

Но жители поселка название Капустина Яра, расположенного рядом с поселком, связывают именно со славным  рудознатцем.    Мол, именно в его честь назван сей яр. Не будем оспаривать эти утверждения. Людям иногда очень хочется хоть таким способом быть причастными к далекой истории. Нам же доподлинно известно, что, когда осенью артельщики Капустина закончили работы и пошли по своим хуторам, Капустин с Никитой и еще одним помощником двинулись в обратный путь, в Санкт-Петербург.

В Туле не стерпели, попросили испробовать уголь, что везли. Кузнецы в восторг пришли от каменья, дающего такой большой жар. Но Василию Ладыгину узнать результаты экспедиции не было дано, он умер вскоре после возвращения своего посланца.

А пробирер голландец Марко Фреер, которому Адмиралтейство поручило сделать пробы, уголь, приведенный Капустиным, забраковал.

Мол, «жару от него никакого». И конечно, предложил покупать его у своих земляков - голландцев. Что оставалось делать Капустину? Он то был уверен в полезности найденного каменного уголья. И написал он письма самому Петру, в котором говорилось: «Делали кузнецы тем каменным угольем топоры и подковы, и они, кузнецы, то уголье похвалили и сказывали, что от него великий жар, а в Санкт-Петербурге по пробе иноземцы то подписались, что будто жару от него нет. Знатно не сущую пробу чинили».

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"
 

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: