Начало начал или первопроходцы

Трудно сказать, где впервые был обнаружен уголь донецкого края. Говорят, что впервые его увидели, когда лисица, роя нору, выбросила наверх крупицы неведомого ранее блестящего черного каменья, и люди заинтересовались им. Есть и другой рассказ о том, что крестьяне-пастухи жгли в степи костер, а когда хворост закончился, земля под ним продолжала гореть.

Присмотрелись пастухи, а то горит вышедшая на поверхность угольная жила. С того дня и стали местные жители пользоваться черным камнем, дающим сильный жар. И еще задолго до появления в этих местах рудных дел подьячего Григория Григорьевича Капустина крестьяне копали эти жилы, грузили на подводы и увозили прода¬вать по дальним селениям.

Но это было все же очень редко, основным топливом для домашних печей и кузниц еще дол¬го оставались дрова, хворост да кизяк, высушенный из навоза.

Слухи о донецком уголье давно доходили и до Санкт-Петербурга. Того, что добывали в Подмосковье да Сибири, было недостаточно. При Петре I на Урале, в Воронежской губернии один за другим стали появляться сталелитейные заводы, бывший тульский кузнец Никита Демидов развернул их строительство на Каменном Поясе, как тогда называли Урал.

В Российской империи в ту пору было уже 39 доменных печей, каждая из которых в год давала по 1100 тонн ме¬талла. Но угля для них не хватало, приходилось рубить для домниц хорошие леса, даже корабельные сосны.

Глава царских рудознатцев горный мастер приказа рудных дел Василий Игнатьевич Ладыгин заинтересовался как-то сообщением крестьянина Данилки Богатыренко о найденном им на Донце в районе Оленьих гор земляном уголье, Бил Данилку атаман батогами за то, что жег в печи «иродово каменье».

Попы гиеной огненной грозили. А он взял да самому царю Петру Алексеевичу написал о том уголье. Вот и заинтересовался Ладыгин горючим камнем, обнаруженным в Диком Поле. Решили было послать туда иностранных специалистов, да настоял Василий Игнатьевич, чтобы поехал подьячий Григорий Капустин, выкупленный им когда-то у помещика-крепостника в селе Даниловском Костромского уезда.

Сам Ладыгин и выучил старательного парня рудному делу. Теперь этот рудознатец уже хорошо себя показал - шесть лет бродил с железным щупом по разным сибирским и уральским краям. С котомкой за плечами, с неизменной киркой в руках да с двумя подмастерьями исходил Ряжские да Воронежские края, побывал в Белогорье.

В Устюжском уезде Железопольекого в вотчине стольника Ивана Павлова отыскал серебряную руду, выплавил двадцать семь золотников, а из руды в вотчине князя Голицына у деревни Кресная - сорок пять золотников. Все это отправил с отчетом в Сенат. Вот потому и послал Ладыгин именно Капустина с солдатом Никитой Столбовым на Донец.

Атаману Всевеликого Войска Донского Василию Фролову указ был писан. Дается, мол, ему, Капустину, пять рублей прогонных да пять на пропитание ему и солдату, да еще пять с копейками на наем работных. И указано было атаману не чинить ему, Капустину, препятствий при найме артели для сыскных работ, а наоборот, содействовать.

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: