Там, где ясени росли... Часть 5

Не правда ли, красивое семейное предание? И хорошо, что оно живет, передается из поколения в поколение. Добро бы так всем порыться в архивах, послушать стариков, восстановить истоки своего рода. К сожалению, многие наши современники не знают имени даже своих прадедов.

Маленькие слободы Ясиновка и Землянки. Но как разнообразен стал национальный состав их населения уже через век-полтора после появления здесь первых заимок.

То кто-то нашел себе здесь пристанище после разгрома разинского или пугачевского бунтов, то кто-то из ясиновцев жену себе нашел в одном из появившихся в этом краю греческих сел, то калмык пригнал лошадей продавать на ярмарке, влюбился в красавицу из Землянок, женился на ней, да так и осел навсегда в полюбившемся селе, даже принял христианскую веру.

Всем хватало места. Ведь угодья ясиновские простирались в ту пору на много верст от слободы, аж до берегов Корсуни и Крынки. Тридцать тысяч десятин. Даже те земли, где сегодня стоят макеевские Черемушки, были владениями ясиновской общины. Поэтому-то и путаются иногда горожане в спорах о прошлом.

Одни утверждают, что Макеевка относилась к Екатеринославской губернии, другие уверены, что город вырос на землях Войска Донского. Но правы, по сути, и те и другие. Территория до так называемой 22-й линии была Екатеринославской, а все, что находится южнее - это Донская сторона.

Так что и сейчас можно провести по карте города некую условную «пограничную полосу», по одну сторону от которой стояли Ясиновка и Землянки со своим сельским, патриархальным укладом жизни, с добротной пахотной землей, обрабатываемой из поколения в поколение, а с другой - Макеева слобода, возникшие попозже Нижняя Крынка, Ханженково, другие поселения, ставшие со временем владениями богатого донского казачества и где более быстрыми темпами началось промышленное освоение террито¬рии, и где беглые или приезжие из дальних губерний крестьяне постепенно из крестьян становились рабочими, пролетариатом, не имеющим никакого личного хозяйства. Разве что по две крепкие мозолистые руки.

Никаких документов о людях макеевских поселков той поры нет в исторических архивах. Есть имена некоторых крупных землевладельцев, помещиков, шахтовладельцев, но исчезли за далью времен имена, фамилии, прозвища тех, кто прибыл на эти земли в казачьих или крестьянских обозах, строил здесь первые заимки, провел по целинному Дикому полю первые пахотные борозды.

Неведома даже дальнейшая судьба легендарного казака Макея, оставившего городу лишь свое имя. Может, дожил он до глубокой старости в основанной им Макеевой слободе, может, погнали его в Сибирь, заковав в цепи, а может, он, как и многие, стал одним из первых углерубов на шахтах кого-то из Иловайских.

Ведь это для нас, ныне живущих, он - легендарная, загадочная личность, которой, по мнению некоторых макеевчан, не мешало бы в городе и памятник поставить. А тогда он был просто одним из тысяч людей, от кого-то бежавший, от кого-то скрывавшийся, а хлеб насущный добывавший, как говорится, собственным горбом.

Впрочем, Макей - даже не фамилия, а имя. Так что если бы даже велась в ту пору перепись населения или хотя бы некий учет прибывших и убывших, то и тогда человека, давшего городу свое имя, мы ни в каких списках не нашли бы. Макеев, но с разными фамилиями, там могло бы оказаться немало. В то время это имя было нередким.

Николай Хапланов "Макеевка История города (1690-1917) Книга 1"

 
Интересная информация? Поделись ей с другими: